16:05 

Повторить фото или арт с БЖД

brekikex
Дорогие друзья,
приглашаем поиграть и повторить арт или фото с БЖД




Цель - повторить какой-то арт или фото, можно скрин из компьютерной игры или фильма, аниме, репортаж с подиума высокой моды, а можно иллюстрацию к книге или картину старого мастера.
К выкладке нужно одна картинка-прототип и фото с бжд. На картинке может быть одинокий персонож или персонаж/и в интерьере, как вам удобнее и интереснее.
На одного участника неограниченное количество работ.
Хочется сделать красиво и максимально похоже.

Сроки ориентировочно 3 апреля.
Огранизационный пост здесь.

@темы: Интересное

03:28 

Ян Дескер: "Империя — это мы"

Nadia Yar
Catilinarische Existenz
Хотела перевести эту статью на двухлетие "Изгоя-один", но по разным причинам не успела. Её тематика для меня неприятна, так что я прокрастинировала как могла. Однако всё же сделала перевод. Вот он. Проведённый автором анализ — взгляд американца на франшизу "Звёздные войны" как на своё американское кино — будет интересен в особенности тем, кто любит отождествлять Империю ЗВ с СССР или Россией. Американцы смотрят на вопрос иначе.

Империя — это мы: Политика в «Изгое-Один»
Ян Дескер в Politico Magazine 25 декабря 2016

Что происходит, когда мы становимся империей?

В одной из сцен ближе к началу «Изгоя-один», нового спин-оффа «Звёздных войн», зрители следуют за героями Джин Эрсо и Кассианом Андором к пустынной луне Джедде. Герои идут по улицам в поисках своего связного, и Кассиан проницательно замечает: «Этот город на грани взрыва». Его слова оказываются пророчеством: мгновения спустя группа радикальных повстанцев в масках планирует внезапное нападение на имперский отряд.

На этой сцене у меня отвисла челюсть. Место действия — пустыня; группа униформированных солдат; внезапный удар со стороны радикальной группировки, сражающейся против превосходящих сил. Это «Звёздные войны», да, но точно так же можно описать и американские войны на Ближнем Востоке. При просмотре «Изгоя-один» это сходство меня поразило. Осмысление аналогии, однако, привело к тревожному выводу: если радикальные повстанцы «Изгоя-один» символизируют современных экстремистов, не символизирует ли империя, с которой они сражаются, Соединённые Штаты?

В 1977 году, когда «Звёздные войны: Новая надежда» вышли на экраны, с хорошими и плохими ребятами всё было ясно. Люк, Лея, Хан и Оби-Ван были хорошими, а Дарт Вейдер, Император и штурмовики — плохими парнями. Всё просто. В детстве я отождествлял себя с повстанцами и их борьбой за справедливость. (Редактор «Уикли Стэндард» Билл Кристол, с другой стороны, недавно признался, что «больше болел за имперцев»).

Прошло почти сорок лет, и глобальная ситуация изменилась. Американская военная мощь выросла экспоненциально (отчасти благодаря стратегической инициативе Рональда Рейгана под названием «Звёздные войны»), Советский Союз — ещё одна поздняя империя — пал, и Америка может похвастаться вооружёнными силами, считающими себя всепланетным миротворцем. В 2016 году мы — бесспорные властелины вселенной, с заслуженной репутацией сокрушителей наших врагов. Если противники и решаются бросить вызов американскому владычеству, они прибегают к асимметричным средствам, таким, как терроризм или хакерство, а не ведут войну открыто.

Параллель «США — Империя» существовала и в 1977 году, но в «Новой надежде» она куда менее очевидна. Страна тогда ещё зализывала свежие раны затяжного и болезненного вьетнамского конфликта, а режиссер Джордж Лукас только что соскочил с «Апокалипсиса сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы, опасаясь, что этот фильм слишком явственно политичен. Вместо этого он излил своё возмущение присутствием США во Вьетнаме в «Звёздные войны». По словам биографа, однажды он даже описал их сюжет как «огромная технологическая империя, которая преследует небольшую группу борцов за свободу», — но в детстве это до меня не доходило.

«Изгой-один», с другой стороны, показывает совсем другой Альянс повстанцев, значительно отличающийся от «отбелённых» героев оригинальной трилогии с их счастливым концом. Повстанцы в «Изгое-один» суровы и разношёрстны. На словах отдавая должное Силе и её могуществу, на деле они больше склоняются к менее духовной, но более эффективной силе с маленькой буквы — ко грубой силе, к насилию. Эти мятежники хладнокровно и без задней мысли убьют вас ради своего дела. (В одной из первых сцен фильма Кассиан убивает осведомителя всего лишь из-за его тревоги в связи с информацией, которую он Кассиану сообщил. Я представил, как Кассиан, избавившись от бедолаги, произносит реплику Гамлета к Горацио о смерти Розенкранца и Гильденстерна: «Что ж, им была по сердцу эта должность; они мне совесть не гнетут».) События «Изгоя-один» непосредственно предваряют действие «Новой надежды», но в фильм 1977 года эти повстанцы бы не вписались. Подозреваю, что Джин, Кассиан и компания были бы мрачноваты даже для Хана Соло.

Аналогия «повстанцы — экстремисты, а Империя — США» может показаться натянутой или несправедливой, и, конечно, это лишь одна из возможных интерпретаций фильма. Лукасфильм, кстати, регулярно отрицает, что его фильмы обладают политической повесткой дня. Тем не менее, рассмотрим параллели:

1. Не все положительные герои белые. По сравнению с американскими героями «Новой надежды», белыми, как пшеничный хлебушек — Марком Хэмиллом, Кэрри Фишер и Харрисоном Фордом — «Изгой-один» предлагает нам международный актёрский состав с участием британки (Фелисити Джонс в роли Джин), мексиканца (Диего Луна в роли Кассиана), двух китайцев (Донни Йен — Чиррут Имве и Цзян Вэнь — Бэйз Мальбус), англичанина пакистанского происхождения (Риз Ахмед в роли Бодхи Рука) и афро-американца (Форест Уитакер в роли лидера повстанцев экстремиста Со Герреры). Единственные белые мужчины на ведущих ролях — злодей Орсон Кренник (Бен Мендельсон) и голос Алана Тьюдика в роли дроида К-2SO. Таким образом, мы имеем наименее белый, наименее американский ансамбль всей франшизы «Звёздных войн» (аплодисменты Лукасфильму) — и моё детское отождествление белой Америки с делом повстанцев лишается оснований. Более того, в фильме приняты дополнительные меры во избежание подобных привилегированных сравнений. Мантра, которую повторяет Чиррут — в особенности идя на смерть — «Я един с Силой, и Сила со мной» — напоминает буддийские медитации и перекликается с религиозным характером исламской шахады или криком «Аллах акбар!»

2. У повстанцев в «Изгое-один» скрытая миссия — самоубийственная операция, в конечном счёте. Ни один из главных героев не доживает до конца фильма, и как минимум двое из них добровольно идут на смерть в ходе битвы. Пилот крестокрыла, как камикадзе, влетает в имперский корабль. И самое поразительное: в финальном сражении, в кульминации, целый корабль повстанцев намеренно врезался в звёздный разрушитель, сбив его с курса и приведя к столкновению с другим разрушителем. Это, конечно, не то же самое, что летящие в башни-близнецы самолёты, но от параллели у меня дыхание перехватило. Американцы с отвращением относятся к прославлению японских камикадзе времён Второй мировой войны или террористов-смертников на Ближнем Востоке; неловкий эффект «Изгоя-один» состоит в том, что этот фильм заставляет тебя сочувствовать фанатикам, идущим на мученичество ради своего дела. Один мой друг описал это как «терроризм с точки зрения террористов». С той разницей, что в данном случае террористы — те, за кого мы болеем.

3. Повстанцы решительно проигрывают Империи в плане вооружений. «Изгой-один» неоднократно — визуально и в диалоге — указывает на превосходящую мощь Империи. Звезда Смерти — последний и огромнейший из представленных в фильме образцов оружия; мы видим ещё и СИД-истребители, АТ-СТ, АТ-АТ и звёздные разрушители. Если сравнивать боевую мощь, то у восстания шансов мало. Крестокрылы могут на какое-то время задержать имперский флот, но фильм (в особенности под конец) ни на секунду не даёт надежды, что повстанцы победят Империю в открытом бою. Аналогично, Соединённые Штаты почти во всех отношениях обладают гораздо большей боевой мощью, чем все остальные страны. Мы полагаемся на нашу способность, вогнав врагов в «шок и трепет», заставить их подчиниться, в то время как сами они строят свои слабые контратаки на скрытности, уловках и факторе внезапности.

4. Империя стремится сохранить порядок. Со своей собственной точки зрения, Империя и те, кто ей служит — миротворцы галактики Звёздных войн. Будь я штурмовиком, разве я не считал бы себя чем-то вроде современного полицейского или солдата США? Поставьте себя на место одного из этих военнослужащих в чёрно-белых доспехах. Вы бы вряд ли осознавали себя частью злой сверхдержавы, несущей возмездие и угрозу. Нет, вы бы, скорее, вполне обоснованно полагали, что выполняете свою работу, поддерживаете порядок в опасной галактике, пусть даже задача эта иногда бывает неприятной. (В конце концов, свобода не бесплатна.) И — пусть это другой фильм, другой эпохи — вспомните предложение Дарта Вейдера Люку Скайуокеру во время кульминации их поединка на световых мечах в «Империя наносит ответный удар». «Не заставляй меня уничтожить тебя», — говорит он. «Присоединись ко мне, и я завершу твоё обучение. Вместе мы можем положить конец этой разрушительной войне и навести порядок в галактике». На языке американских экспертов по международным делам это можно назвать соглашением о разделе власти.

Тут я врезал по тормозам. Приравнять повстанцев «Изгоя-один» к исламским экстремистам было бы неуместным упрощением, и, несмотря на проведённые мной выше параллели, на этот аналитический скачок я не пойду. Но если мы примем мысль, что при переносе конфликта «Звёздных войн» на нашу современную геополитическую карту США являются Империей, это заставит нас задуматься — особенно в свете того, что Дональд Трамп готовится взять на себя президентство. Может быть, он окажется мудрым правителем и сохранит республику, а не уничтожит её, как в обеих партиях боятся многие. Но он уже проявил тревожную склонность провоцировать острые реакции во всём мире, ещё до вступления в должность. Американскую империю, в той мере, в которой она у нас есть, всегда объединяло взаимное согласие и доверие — в не меньшей степени, чем голая военная мощь. Как сказал бы К-2SO: «У меня плохое предчувствие...»


Оригинал (с) Jan Doescher, русский перевод (с) я


В этой статье прекрасно всё — и анализ политических мотивов фильма, действительно правильный и глубокий; и дивные представления автора о методах объединения американской империи (насчёт согласия, доверия и миротворчества в версии США надо бы расспросить жителей Сирии, Ливии, Югославии, Ирака, Афганистана и Донбасса); и резкий слив в последнем абзаце, когда автор пугается собственных верных выводов и бросается от них прочь в безопасно-политкорректное "виноват Трамп".

Впрочем, отчасти Дескер и тут прав: приравнять повстанцев «Изгоя-один» именно к исламским экстремистам было бы неверно. Иракский или афганский партизан может и не быть исламистом. Он даже мусульманином быть не обязан. Чтобы ненавидеть и убивать врагов-оккупантов, грабящих и бомбящих твою страну, исламским фанатиком быть не требуется. Солдаты сирийской армии в большинстве своём не исламисты, исламские экстремисты там на другой стороне. Хотя среди врагов США и они встречаются тоже. Как верно пишет Дескер, повстанцы — компания разношёрстная, вера в Аллаха Силу у них частный случай.

Но это детали. Перенос конфликта Дисней!ЗВ на современную карту мира Дескер произвёл правильно, все мессиджи от Лукасфильм-Дисней он прочёл как есть. И это, конечно, касается не одного только фильма "Изгой-один", но и "Соло", и ТФА с ТЛД, и мультяшных "Повстанцев". Там общий спектр мессиджей в этом роде, вперемешку с шизоидным сжв-феминизмом и совершенно беззастенчивым, чисто американско-имперским "Купите мерч, дайте больше денег!" (Заметим, что, получив больше денег, функционеры этой кинокомпании кладут их на свои счета в американско-имперской банковской системе и платят ими за товары и услуги, производимые в рамках американско-имперского финансово-промышленного комплекса. И ничего им не жмёт. Такая у них борьба за антиимперское дело — в уютном формате, а не как у Чиррута с Бейзом.)

Что с этим делать русским фэнам ЗВ, надо ли всю эту политоту учитывать, а если да, как позиционировать себя; и нужны ли вам вообще такие ЗВ с такой начинкой — другой вопрос. Навязывать всем единый ответ я не буду, у каждого на плечах своя голова. Надеюсь, в неё не только едят. Замечу только, что меня становление в один ряд с исламистами и сжв не устраивает совершенно. Уж лучше Дарт Вейдер. Он хоть не отвратителен.

ЗВ-обзорам

03:09 

trarames
нож всегда один
22:21 

O Menino e o Mundo

trarames
нож всегда один
O Menino e o Mundo | Мальчик и мир (2013)

Мультфильм повествует о мальчике по имени Кука, чья уютная жизнь рушится, когда его отец уезжает в город. Мальчик отправляется на поиски отца, движимый целью воссоединить свою семью.


@темы: Анимация

22:20 

полнолуние...

Zinder
In God we trust. All others must bring data.
...и посреди гостиной, прямо по центру ковра лежит абсолютно ровный широкий серебристый прямоугольник лунного света. Такой объемный, что приходится обходить его по кругу, чтобы не споткнуться.

В первый момент подумала, что муж успел разобрать на запчасти какой-нибудь из книжных шкафов, пока я в упоении и угаре ваяла статью про Давос.

@темы: жизненное

01:44 

Stand Still, Stay Silent что-то поскучнел.

Nadia Yar
Catilinarische Existenz
Сцена за сценой бессюжетного трёпа и бесцельного хождения в исландской пасторали. Молодцы среди овец. Первую половину первой книги я прочла разом, одним глотком, и недооценила, насколько там в начале много ниачёмного, пока герои не сели на поезд. Весь этот характер девелопмент и рилейшеншип эксплорейшен вызывает зевоту. Сейчас, когда я читаю вторую книгу по мере публикации, это очевидно. Когда уже они опять отбудут в Тихий мир, к мочилову и монстрам? :fire:

@темы: SSSS

00:11 

С днем рождения, Contessina!

Zinder
In God we trust. All others must bring data.

Дневник anmo222

главная